Очередной гарнизон...

...Так, порой, называют Афганистан побывавшие там воины-интернационалисты. Только воевать офицерам в горячих афганских песках приходилось не на картах, как в обычное мирное время, а применять свои знания на практике. И пули летели в бойцов не холостые, а самые что ни на есть настоящие. Подполковник запаса Виктор Хлуднев поделился с «Патриотом Дзержинска» воспоминаниями о своей командировке в Афганистан.

Нежданная командировка

Командировали Виктора Григорьевича в Афганистан настолько быстро и неожиданно, что ни он, ни его близкие толком не поняли, что произошло. «Вернулся домой поздним вечером с дежурства, – вспоминает офицер. – За мной тут же явился посыльный и сообщил, что на следующее утро меня ждут в штабе дивизии». Там Виктора Хлуднева поставили в известность, что отправляется он в Афганистан. Причем убыть в эту Республику ему предстояло уже на следующий день.

Рота связи главного военного советника, которой командовал Виктор Григорьевич, в составе 165 человек дислоцировалась на территории кабульского полка связи. Среди подчиненных подполковника были бойцы 19 национальностей (!) – армяне, грузины, белорусы, украинцы, буряты, нивхи. Запрещалось брать на службу таджиков, туркмен, то есть людей, понимающих местный язык и склонных работать на два фронта. За ротой было закреплено 46 единиц техники – БТР-60 и БТР-70, ЗиЛ-131, «Уралы», танк и вертолеты.

Подразделение Виктора Григорьевича работало в автономном режиме. Уходили на операцию на несколько месяцев, причем о самой операции командир подразделения узнавал практически накануне. «Меня вызывали на узел связи Министерства афганской обороны, вводили в курс дела: что нас ожидает, куда пойдем, – продолжил рассказ офицер. – Операции длились по 3-4 месяца, как минимум. Затем возвращались в Кабул, «чистили перышки», ремонтировались, пополняли боеприпасы, снабжение и вновь отправлялись на операцию».

Дипломатия – дело тонкое

Иногда рота Хлуднева ездила на переговоры с моджахедами. Для этих целей в комплекте военнослужащих была афганская одежда. «Допустим, колонне советских войск нужно пройти по афганской территории, на которой находится несколько кишлаков, – объясняет Виктор Григорьевич. – Один из них настроен к нам мирно, а второй – воинственно. Вот мы и умасливали его обитателей, чтобы не трогали наших. Предлагали деньги, дарили машины, сувенирное оружие».

Вспомнил подполковник о крупных переговорах на озере Сардель. Тогда наши вели переговоры с вождем банды Фати Тарухейль. Нашу сторону представлял ныне покойный генерал-полковник Шкруднев. Переговоры растянулись на целый день. Было очень жарко. Генерал и вождь под чинарой постоянно чай пили. Все сопровождающие их «жарились» на солнце. Тогда продали афганцам два ГАЗ-66, вождю – УАЗ-469, мешка два афганей (местные деньги) и кое-что из именного оружия.

Не раз Виктору Григорьевичу приходилось слышать, что мирные жители могли нанести советским военным удар в спину. Его самого подобные столкновения миновали. Возможно, как признался подполковник, не обращал внимания на поведение афганцев, больше следил за безопасностью своих людей. «В аулах нас никто никогда не обстреливал, - заметил Виктор Григорьевич. – Проезжая по ним, мы раздавали местным ребятам тетрадки, карандаши, ручки, звездочки – мальчишки потом их себе на одежду крепили. Другое дело, когда едешь по зеленке. Пули постоянно горохом по броне техники шуршат.»

Надежная техника

Вообще советская техника, по словам подполковника, зарекомендовала себя в Афганистане превосходно, неоднократно выручала наших военных. Где только на ней ни ездили: по горной местности, по речкам. «БТР-ам по два-три колеса миной отрывало, – продолжил рассказ Виктор Григорьевич. – И ничего, продолжала движение на оставшихся колесах, как паук с оторванными ногами». Многое, конечно, зависело от водителей машин.» Рассказчик отметил, что с бойцами ему повезло, молодцы были, не паниковали в случае обстрела, управляли техникой замечательно.

Многие экипажи Хлуднева в отрыве от основных сил работали. Бывало, один в Герате находится, другой – в Газни, третий – в Мазари-Шарифе или Кандагаре. «Прилетишь к солдатам проверить, как они живы-здоровы, – вспоминает Виктор Григорьевич. – А в их БТР-е ковры расстелены, блины к моему приезду готовы. Быт себе бойцы умели устроить, жалоб с их стороны никогда не слышал, в отличие от американцев, которые чуть что – сразу «Хелп!» кричат.

Люди – прежде всего

«Пацаны – есть пацаны, поэтому инструктаж личного состава проходил постоянно по любому, даже самому незначительному поводу, - обратил внимание Виктор Григорьевич. – Говоришь солдатам, чтобы в вещмешок лишнего не клали. Ведь привязывали его к стенам БТР-а. Были случаи, когда БТР подрывался, и вещмешки, и их содержимое разлетались в разные стороны. Кому-то ложкой зубы пробьет, случались и другие подобные травмы».

Большое внимание в роте уделялось инструктажу по правилам поведения во время движения колонны. При обстреле на равнине всегда можно уйти влево или вправо. В горах дорога одна, она идет серпантином и уклониться в сторону уже не получится. Поэтому в случае подрыва экипаж машины должен был покинуть подбитую технику и эвакуироваться в впереди идущую машину. А подбитую сталкивали на обочину, и движение продолжалось.

Вообще во время движения колонны были запрещены любые остановки, чтобы не привлекать лишнего внимания противника. Даже в туалет ходили на ходу. «Война – есть война, тут уж не до этикета, – объясняет Виктор Григорьевич. – У меня, кстати, так один боец погиб. Очень стеснительным был. Колонна почему-то остановилась, он забежал за ближайший камень и подорвался там, в медсанчасть не довезли, умер в дороге».

Из-за собственного любопытства лишился жизни и другой солдат подполковника. Во время движения колоны высунулся боец из люка БТР посмотреть, что происходит, тут его снайпер и снял. Еще двое солдат Виктора Григорьевича погибли в бою... Это все потери, которые понесла рота под командованием подполковника во время его двухгодичного пребывания в Афганистане.

«Для военного человека – служба есть служба. И Афганистан – это его очередная точка, очередной гарнизон, где офицер попадает в более экстримальную ситуацию и воюет не на картах, а на практике, – резюмирует Виктор Григорьевич. – Думаю, что я, как и многие мои товарищи по Афганистану, справились с поставленными задачами и оправдали надежды, возлагаемые на нас Родиной»...

НАТАЛЬЯ СЕДОВА